Александр (alekseletskih) wrote,
Александр
alekseletskih

Неизвестная книга о войне

Через пять дней будем отмечать 72 - летие Победы в Великой Отечественной войне.

У меня есть книга о тех страшных днях чудовищной бойни 1941-1945 года. Ее  почти никто не читал, рукопись не была издана. Написал свои воспоминания о войне мой отец,  Герой Советского Союза Елецких Гавриил Никифорович. Он прошел всю войну с боями от Львова до Сталинграда и потом обратно до Кракова.

День 9 мая был для него самым большим праздником в жизни. Поэтому в своем живом журнале к этой славной дате опубликую несколько отрывков из книги. Этот- про Сталинград ( отец на фото внизу по центру)

4 0019_1


Сталинградская битва была тяжелой и кровавой.

К началу контрнаступления наших войск с обеих сторон в ней одновременно участвовало свыше 2 миллионов человек, более 2 тысяч танков, около 25,8 тысяч орудий и минометов, более 2,5 тысяч самолетов. Она продолжалась шесть с половиной месяцев, а точнее 200 дней и ночей.

 Мне довелось участвовать в этой битве с ее начала и до конца в 8-ом; полку 8-ой воздушной армии в качестве штурмана звена, а затем и эскадрильи, и совершить около пятидесяти успешно боевых вылетов на разведку немецко-фашистских войск.

В первой половине июля 1942 года 8-ой отдельный дальнеразведывательный авиационный полк находился уже на сталинградском аэродроме. Организационно полк состоял из двух авиационных эскадрилий и звена управления.

В составе полка должно было быть больше двадцати самолетов, но прибыло на аэродром только двенадцать. Это было неплохое положение. В период работы боевой работы полка с этого аэродрома были случаи, когда всего два – три самолета были исправны.

Аэродром располагался в двух-трех километрах северо-западнее Мамаева кургана после окончания лесополос, идущих со стороны тракторного завода в западном направлении. В последней лесополосе, которая являлась и восточной окраиной аэродрома, были размещены наши самолеты.

Их маскировали невысокие лиственные деревья. Кроме того, укрывали машины срубленными ветками. Здесь же были оборудованные большие и хорошо сделанные щели. Сверху они имели два-три наката толстых бревен и до метра земли. Такая щель могла вместить до 30 человек и более. Построили их жители города.

Для полка был оборудован и командный пункт с двумя подземными помещениями: в одном располагалось командование полка, где ставили боевые задачи экипажам и опрашивали их после выполнения боевых задач. А во втором помещении размещались летные экипажи. На южной окраине аэродрома находилась столовая , а дальше, в сторону города, авиационный городок.

Летный состав полка был размещен в четырехэтажном здании авиагородка, которое фасадом было обращено в сторону Мамаева кургана. Прямо перед окнами дома располагалась батарея зенитной артиллерии крупного калибра. Она почти не прекращала огня. В доме, конечно, стекол в окнах не было.

Тяжесть нашего положения на земле на сталинградском аэродроме определялась тем, что нас очень часто бомбили. От взрывов бомб, почти непрерывной стрельбы зенитной артиллерии днем и ночью в городе стоял несмолкаемый гул. Воздух был перенасыщен дымом, особенно в дни, когда горела нефтебаза. Тяжело было дышать, в горле сильно першило. Видимость была ограниченной.

Большие потери были не только в воздухе, но и на аэродроме. Однажды после бомбового удара нескольких десятков фашистских самолетов по аэродрому мне пришлось откапывать погибших летчиков соседнего полка. Бомба большого калибра разорвалась в метре от середины щели, в которой было не менее тридцати человек.

При раскопках мы обнаружили пять-шесть человек, которые дышали. Тела остальных были искалечены, разорваны на части и смешаны с землей. Эта щель явилась своеобразной братской могилой.

 Покопавшись в этом месиве, я стал недолюбливать эти большие щели. При извлечении останков своих товарищей у меня произошел какой-то психологический надлом. При последующих налетах я никогда больше не шел в укрытие.

Просто ложился на землю лицом в вверх и вел наблюдение за группой бомбардировщиков противника. Группа, как правило, состояла из нескольких девяток самолетов, которые шли в колонне . Чаще всего, на высоте не менее четырех тысяч метров. Я видел момент сброса бомб и мог прогнозировать место вероятного их разрыва.

 Если видел, что бомбы разорвутся далеко, лежал спокойно. Если место разрыва было недалеко от меня, быстро перемещался метров на 200 в другую сторону.

Однажды одна из сильных бомбежек аэродрома застала меня в столовой. Здание столовой было большим и одноэтажным. Сидя за столом , можно было получить удар по голове какой-либо металлической балкой. В столовой были крепкие дверные проемы, вот я и стал в одном из них. При этой бомбежке несколько бомб разорвалось вблизи столовой.

Осколки одной из бомб накрыли группу офицеров у самолета ЛИ-2, который собирался вылетать в Москву. Несколько человек было убито и ранено, в том числе и один генерал( ему оторвало ногу) Самолет стоял в нескольких десятков метров от входа в столовую.

Фашистская авиация совершала на Сталинград до тысячи-тысячи пятьсот самолето-вылетов в сутки. Были случаи, когда количество этих вылетов достигало двух тысяч. Бомбили нас и днем и ночью. Часто утром, выйдя из дома, обнаруживали прямые попадания бомб в соседние дома и воронки на улицах.

В квартире, в которой ночевал наш экипаж – летчик Петя Рожков , стрелок радист Михаил Хлякин и я на кухне было оставлено много различной посуды. В одной из комнат стояли три железные кровати с матрацами. Спали на них без постельного белья. Летние ночи были жаркими. Мы снимали хлопчатобумажные комбинезоны и подкладывали их с пистолетами под голову. ( фото лета 1942 года. Крайний слева -отец, второй слева- Петр Рожков, третий слева Михаил Хлякин?)

3 0016_1

Матрац, на котором я спал, оказался более жестким, чем у моих товарищей, хотя внешне ничем не отличался от других. В один из вечеров решил проверить его на жесткость. Распорол и извлек три шерстяных отреза английского производства по три метра каждый. Найденные отрезы распределили между членами экипажа, поскольку возвращать их было некому.

Петр Рожков и Михаил Хлякин погибли 10 ноября 1942 года во время выполнения боевого задания. Так получилось, что в этот день  вместо меня полетел на месте штурмана другой летчик.

На земле большие помехи нам создавали и мелкие бомбы , которые фашисты сбрасывали для минирования аэродрома. Мы их называли « лягушками».

Это название они получили из-за лапок, которые были у них.

В этих бомбах был небольшой заряд. Но если кто-то нечаянно наступал на нее- то ноги нет. Самолет нарулил на бомбу-нет покрышки.

Поэтому после сброса этих мелких осколочных бомб надо было их умело собрать и обезвредить, что, естественно, требовало времени.

Несмотря на сложную воздушную и наземную обстановку под Сталинградом экипажи-разведчики полка добывали необходимые разведывательные данные и выполняли стоящие боевые задачи. Успешно действовали экипажи В. Балашова, В. Шаповалова, П. Рожкова, В. Борисова и другие.

Об этом будет следующий рассказ.

Tags: Великая Отечественная война, отец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments